Нефть торгуется по цене близкой к максимуму 10 месяцев

Угроза всеобщей забастовки и новый виток насилия в Нигерии, самом богатом нефтью африканском государстве, заставили цены на «черное золото» подняться до пика 10 месяцев. Несмотря на некоторое снижение на торгах во вторник, 19 июня, цены на нефть по-прежнему остаются возле максимальных отметок.

По данным на 12:15 МСК, фьючерсы на нефть сорта Brent торгуются по цене $71,88 за баррель после роста накануне до максимального уровня с конца августа 2006 года $72,25. Фьючерсы на американскую легкую нефть подешевели до $69,28 за баррель после роста на $1,09 в понедельник.

По информации, распространенной Рейтер, комитет Nigeria Labour Congress установил дату начала бессрочной всеобщей забастовки на среду после истечения в понедельник срока ультиматума правительству, от которого профсоюз требовал принять меры против роста цен на топливо, отказаться от удвоения НДС и продажи двух крупных НПЗ.

Кроме того, в тот же день, 18 июня, боевики продолжили нападения на нефтяные объекты в Нигерии, что привело к снижению добычи еще на 82.000 баррелей в сутки, доведя общий объем снижения до 756.000 баррелей в сутки.

Мнение эксперта

Константин Бочкарев, глава аналитического департамента FIBO Group

Рост цен на нефть рано или поздно может сыграть с долларом злую шутку. Напомним, что за прошедшие полторы недели цены на черное золото подскочили примерно на 8%. С одной стороны, сильный рост цен на сырье может способствовать усилению слухов относительно роста инфляции в США со временем, что на самом деле хорошо для доллара, так как такой сценарий развития событий предполагает рано или поздно повышение процентных ставок в регионе. Однако давайте не будем забывать про том, что Fed в ближайшее время ожидает снижения инфляции, поэтому данный фактор может и не сыграть в пользу доллара, особенно учитывая то, что индекс потребительских цен (CPI) на прошлой неделе вышел хуже прогнозов. С другой стороны, рост цен на нефть может трактоваться инвесторами и аналитиками как, во-первых, риск для американской экономики, с которой может случиться рецидив после недавней «болезни». Напомним, что значительное удорожание черного золота в конечном счете трансформируется в снижение потребительских расходов, а также рост издержек у корпораций. Во-вторых, удорожание нефти означает дальнейшее ухудшение торгового баланса США, а данную проблему, как известно, можно разрешить только уже с помощью подешевевшего доллара.

ХАМАС выдавливает ФАТХ

Возобновившиеся в четверг, 7 июня, вооруженные столкновения между сторонниками ФАТХ и ХАМАС в секторе Газа унесли жизни уже более 80 человек. Большинство из них – боевики палестинских вооруженных формирований.

Противостояние вышло на новый уровень, после того как было сорвано очередное соглашение о перемирии. 12 июня ХАМАС потребовал от ФАТХ и аффилированных с ним силовых структур оставить свои позиции в секторе Газа. В результате боевики ФАТХ получили приказ сокрушить «исламистский мятеж», а политическое крыло партии приостановило участие в правительстве национального единства и коалиции с ХАМАС, передает РИА Новости.

Как сообщает Рейтер со ссылкой на слова местных жителей, на настоящий момент силы ХАМАС контролируют значительные территории сектора и окружают силы палестинского президента Махмуда Аббаса на их базах на севере города Газа. Сам Аббас находится на Западном берегу реки Иордан, где сохраняется относительное спокойствие.

Представители обеих сторон выражают желание прекратить огонь. При этом ХАМАС требует передачи под ее контроль всех палестинских силовых структур, а Аббас требует прекращения боевых действий до начала переговоров.

Между тем, Израиль закрыл контрольно-пропускные пункты на границе с сектором Газа, сообщает РИА Новости со ссылкой на армейскую пресс-службу. В Тель-Авиве пока не решили, как реагировать на переход палестинской части пограничных переходов под контроль исламистов, выбивающих оттуда президентскую гвардию, связанную с движением ФАТХ.

Мнение эксперта

Евгения Войко, эксперт по внешней политике Центра политической конъюнктуры

Что касается событий в Палестине, то, безусловно, можно говорить о новом кризисе в ближневосточном регионе. И, я думаю, что эти события можно напрямую связать с президентскими выборами в Израиле и получением поста президента Ш.Пересом. Я думаю, что его кандидатура во многом символична, ранее он занимал пост премьер-министра и у него уже есть определенный опыт урегулирования палестино-израильского конфликта. В данный момент надежды на Переса возлагаются достаточно серьезные. Но дело, конечно, не только в политике Израиля, но и в кризисе в самой Палестине, где отсутствует компромисс между влиятельными силами – ФАТХ и ХАМАС. Правительство национального единства доказало свою неспособность: в течение 50 с лишним лет Палестина так и не сумела завоевать требуемых позиций. Теперь противоречия между ФАТХ и ХАМАС могут привести к эскалации очередного кризиса на Ближнем Востоке. В данном случае не обойдется без участия внешних игроков – Сирии, Ирана, Соединенных Штатов. Роль России здесь будет не настолько сильна, поскольку Москва в свое время продемонстрировала свою готовность идти на переговоры с ХАМАС, что явно не соответствует представлениям Запада. Поэтому урегулирование этого кризиса будет проходить без активного участия России, что печально, т.к. Москва могла бы таким образом упрочить свои ближневосточные позиции.

Алексей Мухин, генеральный директор «Центра политической информации»

В случае «выдавливания» ХАМАСом ФАТХ из политической ситуации начнется реверсное движение. В данном случае успех ХАМАС обусловлен тем, что общие симпатии местного населения на его стороне. Это ситуативно: постепенно, со временем, ситуация более-менее стабилизируется, эти настроения исчезнут и вернутся отчасти к ФАТХ. Просто сейчас на фоне обострения отношений в Ираке, Иране и т.д. обстановка на Ближнем Востоке накалилась настолько, что люди ищут простых решений, которые им предлагает ХАМАС.

Алексей Макаркин, заместитель генерального директор «Центра Политических Технологий»

Я не думаю, что ХАМАС «вытравит» ФАТХ. Произошел процесс фактического раскола: с одной стороны, ХАМАС вытеснил ФАТХ из Сектора Газа, с другой стороны, ФАТХ вытеснил ХАМАС с западного берега реки Иордан. И возможна драматическая ситуация, при которой палестинская государственность просто расколется на 2 враждующие части. Этот вариант кажется более реальным, чем победа кого-либо из участников. ХАМАС не настолько силен, чтобы вытеснить ФАТХ, а ФАТХ не настолько популярен, чтобы добиться безусловного лидерства. Они уже пытались договориться, даже создали коалиционное правительство, но эти договоренности оказались сорванными, потому что каждая из сторон стремится к абсолютной власти. Им очень трудно согласовать свои интересы. Конечно, возникает вопрос, кто может оказать влияние на эти коалиции? Теоретически, израильтяне очень хотели бы использовать этот процесс для того, чтобы попробовать нанести удар по ХАМАС, с которой Израиль так и не смог выстроить никаких отношений. Но, я думаю, что Израиль будет действовать в этой ситуации очень осторожно, потому что тогда у него испортятся отношения с умеренными арабскими режимами, которые будут возмущены вмешательством Израиля в палестинский конфликт. При этом ФАТХ, который усилится, скорее всего, для того, чтобы избежать обвинения в протекционизме, наверное, должен усилить антиизраильскую составляющую в своей политике. В этой ситуации, я думаю, Израиль будет очень острожным, чтобы не оказаться крайним в этом конфликте. Поэтому, на мой взгляд, вмешательство Израиля в конфликт маловероятно. Что касается, возможного вмешательства арабских стран, которые могли бы направить туда какие-то миротворческие силы, то для этого нужно согласие обеих сторон ФАТХ и ХАМАС, иначе эти миротвоческие силы превратятся в мишень для ударов со стороны тех, кто откажется признавать их. Но я далеко не уверен, что ХАМАС согласится на такое предложение. Потому что в ХАМАС обоснованно считает, что арабское сообщество с сочувствием относится к ФАТХ (у них исторически сложились отношения еще со времен Арафата) и опасения усиления исламизма в их собственных странах, появление организаций «а-ля ХАМАС». Конечно, в принципе, арабские страны сочувствуют ФАТХ. Для ХАМАС, поэтому, я думаю, будет большой проблемой признать такие миротворчески силы. Я думаю, что сейчас арабские страны попробуют выступить в роли посредника и создать некую иллюзию договоренности, но я думаю, что это будет очередная иллюзия и любые договоренности, которые будут достигнуты, будут нарушены впоследствии. Противоречия между ФАТХ и ХАМАС носят принципиальный характер: ХАМАС ориентирован на создание исламского государства, ФАТХ – это изначально светская организация, которая заинтересована в строительстве светского государства, — у них, разумеется, разные задачи. Соответственно ФАТХ готов на некие компромиссы с Израилем, для ХАМАС такой компромисс на сегодняшний день невозможен. У командиров ХАМАС и ФАТХ между собой сильная вражда. При отсутствии полноценной государственности влияние полевых командиров очень велико. Все эти факторы, а также радикализм палестинского общества, с большим количеством социальных проблем, которые не были решены при правлении ФАТХ, все это усиливает напряженность в этом регионе. Поэтому у меня пессимистические оценки перспектив развития ситуации в Палестине. Формирование палестинской государственности, таким образом, находится под угрозой.