Владимир Путин предупреждает о старте «гонки вооружений»

Владимир Путин убежден, что «для сегодняшней России, пять, шесть или семь лет (нахождения президента РФ у власти) — это вполне приемлемо». Об этом глава российского государства рассказал в интервью журналистам печатных средств массовой информации из стран – членов «Группы восьми».

По его словам, для человека избранного на президентский пост не с поста главы правительства необходимо только два года, для того чтобы войти в курс общефедеральных и международных проблем, «и все, уже нужно начинать новую избирательную кампанию».

«Я-то ведь был председателем правительства и уже был в курсе происходящих в стране событий, был вовлечен в принятие решений», — сказал Владимир Путин. При этом он отметил, что количество сроков все-таки должно быть ограничено.

Что касается планов нынешнего президента России на постпрезидентское будущее, то он «точно будет работать». «Даже по действующему российскому законодательству я далеко еще не достиг пенсионного возраста, сидеть просто дома, как у нас говорят, «бить баклуши», было бы просто нелепо, — заявил глава государства. — Но чем я буду заниматься, я повторяю, мне пока не хотелось бы говорить. Просто несерьезно, если по-честному, если я сейчас буду будоражить общественное мнение в России. Посмотрим, многое будет зависеть от того, как будет складываться политический процесс в России в конце текущего, в начале следующего года. Разные есть варианты».

Целый ряд вопросов журналистов касался нынешних отношений России и Запада. «Сегодня одна из главных сложностей заключается в том, что некоторые участники международного общения полагают, что их мнение является истиной в конечной инстанции. Это, конечно, не способствует созданию атмосферы доверия, что, на мой взгляд, является ключевым для того, чтобы искать не только взаимоприемлемые, но и оптимальные решения. Вместе с тем, мы не считаем, что нужно драматизировать события. Если мы высказываем свое мнение откровенно, честно и принципиально, то это не значит, что мы ищем конфронтации», — заявил Путин.

И все-таки российский президент позволил себе «драматизировать» события, сказав, что «в случае размещения систем противоракетной обороны в Европе будут ответные шаги». «Мы вынуждены обеспечивать свою безопасность. И не мы инициаторы этого процесса», — подчеркнул глава государства. По его словам, сейчас в мире «действительно разворачивается гонка вооружений». «Хочу обратить небольшое внимание на то, о чем я говорил в Послании прошлого года: мы учли опыт Советского Союза, и мы не будем втягиваться в ту гонку вооружений, которую нам навязывают. Мы будем отвечать не зеркально, а мы будем отвечать другими методами и средствами, не менее эффективными. Это называется «асимметричный ответ». И более того, хочу обратить ваше внимание на то, что, несмотря на то, что мы находим эти ответы, объем наших оборонных расходов по отношению к ВВП не растет. Он как был 2,7 процента к ВВП, так и остается. Мы и планируем на ближайшие 5-10 лет такой же уровень оборонных расходов», — сказал Владимир Путин.

Мнение эксперта

Михаил Виноградов, генеральный директор Центра политической конъюнктуры

Я думаю, что главным мотивом для заявления о возможном продлении срока президентских полномочий стало стремление Владимира Путина показать, что политическая инициатива по-прежнему сосредоточена в его руках, что его преждевременно сбрасывать со счетов как уходящего президента, что все ниточки у него в руках. Я думаю, что нынешнее заявление — это, скорее, «пробный шар», чем окончательно принятое решение. И отношение к этому проекту политических элит будет во многом обуславливаться тем, какой сценарий смены президентской власти будет избран. Пока этих сценариев я вижу три. Первый — конкурентный, когда в выборах состязаются одобренные Путиным 2-3 кандидата. Второй сценарий – консенсусный, когда между различными группами влияния ищется приемлемый для всех ключевых игроков кандидат и выдвигается на роль преемника. Ну, и, наконец, третий вариант – авторитарный, когда выбор преемника делается лично президентом. В случае исполнения второго сценария тема продления полномочий не вызовет у заинтересованных лиц большой аллергии, поскольку в президентском кресле будет сидеть человек, связавший себя некими обязательствами, прошедший некоторую борьбу. Если же мы будем иметь дело с авторитарным сценарием выдвижения неожиданного для всех и неприемлемого для многих кандидата, то вариант продления полномочий будет воспринят крайне болезненно. Что касается темы нацеливания российских ракет на европейские города, то в целом мы сейчас являемся свидетелями некого состязания риторик в преддверии саммита «Большой восьмерки».

Сергей Жаворонков, старший эксперт Института экономики переходного периода

Заявлению Путина по поводу президентского срока я не придавал бы большого значения, это не первое и не последнее в череде противоречивых заявлений. Я напомню, Путин то говорил о том, что он не будет баллотироваться на третий срок, то третий срок возможен, но не подряд и так далее. Все эти заявления маскируют от публики один простой факт — то, что сейчас, за практически менее чем один год до выборов, правящая группировка не в состоянии предложить кандидата в преемники. В случае раскола правящей группировки и выдвижении нескольких кандидатов на президентских выборах, собственно, победа любого из этих кандидатов оказывается под вопросом, потому что кандидат оппозиции, даже, например, Касьянов, может оказаться для тех, кто проиграет борьбу за преемничество, более приемлемым, чем «свой» конкурент из числа правящей группировки. Что касается заявлений о ПРО, то я бы вообще не уделял им особого внимания. Это лексика 90-х годов про «асимметричные ответы», и никакого асимметричного ответа армия, руководимая, так сказать, «торговцем мебелью», дать не может. Я не думаю, что какие-то телодвижения и ритуальные заклинания наших гражданских и военных чинов могут напугать Запад, равно как и напугать инвесторов. Те инвесторы, которые присутствуют на российском рынке, они более или менее представляют себе те риски и издержки, которые здесь есть. И эти риски связаны не с политическим противостоянием России и Запада, а с крайне низким качеством правового порядка в России, прежде всего, с отсутствием гарантий частной собственности и независимости правовой системы от исполнительной власти. Однако в условиях сверхвысоких цен на углеводороды инвесторы готовы мириться с таким правовым климатом в России. Тем более что этот правовой климат, его риски распределены неравномерно, т.е. например, максимальная степень рисков связана с инвестициями в тот же нефтегазовый сектор, а инвестиции в иные сектора в экономике существенно более надежны и защищены.

Comments are closed.